В России предложили внедрить плату за выбросы парниковых газов»/>

4

В России к 2028 году могут запустить систему взимания платы с бизнеса за выбросы парниковых газов, следует из проекта плана по реализации Стратегии низкоуглеродного развития. Ранее о вводе в стране цены на углерод не заявлялось

27bdbb95e110deface348ecd77f99329

Минэкономразвития изучает возможность взимания в России платы с бизнеса за выбросы парниковых газов, такая «цена на углерод» может быть введена в 2028 году. Это следует из проекта плана мероприятий по реализации Стратегии социально-экономического развития РФ с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года. Проект был опубликован еще в декабре профильным телеграм-каналом «Зеленый» змий». Там указано, что министерство направило его «на широкий круг рассмотрения». 25 января на этот документ сослались авторы ESG-дайджеста Strategy Partners и НИФИ Минфина.

Подлинность документа подтвердил источник, близкий к обсуждению стратегии низкоуглеродного развития, уточнив, что это версия, актуальная по состоянию на декабрь. Первый заместитель министра экономического развития Илья Торосов на просьбу прокомментировать пункт о «цене на углерод» подтвердил РБК, что Минэкономразвития исходит «из поэтапного, сбалансированного подхода к ее введению».

Ранее Минэкономразвития, ответственное за климатическую повестку в России и декарбонизацию, не заявляло о планах введения «цены на углерод», которую в Международном валютном фонде (МВФ) называли необходимым условием достижения глобальных климатических целей. Подобная плата в той или иной форме уже введена примерно в 50 странах и планируется в еще более 20, по данным Reuters. В принятой в 2021 году cтратегии низкоуглеродного развития до 2050 года этот инструмент называют лишь в числе возможных мер целевого сценария применительно к наиболее неэффективным углеродоемким отраслям.

Когда может быть введена плата за углерод

Наиболее распространенными механизмами углеродного ценообразования в мире служат углеродный сбор, который платят в бюджеты предприятия в соответствии со своими выбросами, и система рыночной торговли углеродными квотами.

Согласно проекту плана мероприятий, в ближайшие годы должна быть создана правовая основа для системы взимания «цены на углерод». К первому кварталу 2028 года планируется запуск системы взимания такой платы. В качестве ответственных исполнителей указаны Минэкономразвития и Минфин, в разработке предполагается также участие ФНС, Минэнерго, Минпромторга и Минприроды.

Проект уже разослан в органы власти для согласования, сообщил РБК Илья Торосов. «Что касается цены на углерод, то мы исходим из поэтапного, сбалансированного подхода к ее введению. Перечень отраслей, а также стоимость одной тонны выбросов CO2-эквивалента будут определены при разработке концепции ценообразования», — сказал он.

Программа развития РБК Pro Освойте 52 навыка за год Программа развития — удобный инструмент непрерывного обучения новым навыкам для успешной карьеры Ловушка когнитивных искажений: как из нее выбраться руководителю Как заставить себя постоянно двигаться вперед — девять простых советов Восемь признаков, которые выдают уверенного в себе человека Вы все меня бесите: как справляться с негативными чувствами Хорошие связи: на какие стили можно разложить нетворкинг Если вы устали, дауншифтинг — не выход. Как сохранить карьеру Бизнес-коуч Мэтт Абрахамс:  не пытайтесь выступать «правильно» Какие неочевидные причины заставляют вас прокрастинировать «Анти-тайм-менеджмент»: как научиться все успевать Как запоминать по 30 страниц — советы шведского Гранд-мастера памяти Руководитель, от которого не уходят: как заслужить лояльность подчиненных Какие хитрости легендарных мошенников пригодятся вам во время переговоров

Торосов подчеркнул, что система должна быть выстроена так, «чтобы поддержать модернизацию экономики, перенаправление полученных средств на развитие наукоемких отраслей». Впоследствии план будет направлен на рассмотрение в правительство.

Как планируется создавать систему платы за углерод

Проект плана предполагает следующие этапы.

  • К четвертому кварталу этого года должна быть проанализирована налоговая нагрузка отраслей экономики «с учетом оценки их текущей углеродоемкости и подверженности риску внешней цены на углерод на ключевых экспортных рынках» (под внешней ценой понимаются трансграничные механизмы, подобные европейскому углеродному налогу).
  • К третьему кварталу 2025 года должна быть разработана концепция «ценообразования на углерод» в России. Она должна включать цели и параметры регулирования, в частности уровень и этапность введения, отраслевой охват и охват покрываемых «ценой на углерод» выбросов.
  • В 2026 году ко второму кварталу предполагается внести в правительство проект федерального закона, создающего правовые основания для введения «цены на углерод». А к четвертому кварталу законопроект планируется вынести на рассмотрение Госдумы.
  • До второго квартала 2027 года должна быть создана инфраструктура для реализации механизма взимания цены на углерод.

В проекте плана также говорится, что к концу 2024 года должны быть утверждены целевые показатели сокращения выбросов парниковых газов, в том числе по отраслям экономики. Количество организаций, на которые распространяются требования по представлению отчетности о выбросах парниковых газов, в этом году должно составить не менее 500, а с 2025-го удвоится. В пресс-службе Минэкономразвития в прошлом ноябре сообщали, что ведомство формирует критерии регулируемых организаций с объемом выбросов от 50 тыс. т СО2-эквивалента, которые обязаны будут представлять отчетность с 2025 года.

Стратегия социально-экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года была утверждена правительством в 2021-м. Согласно документу к 2050 году чистая эмиссия парниковых газов должна снизиться на 60% от уровня 2019-го и на 80% от уровня 1990 года. Предполагается, что дальнейшая реализация этого сценария позволит России к 2060-му достичь углеродной нейтральности — когда выбросы и поглощение парниковых газов сравняются.

Первый вариант операционного плана был представлен в начале февраля 2022 года. Из него следовало, что Минфин и Минэкономразвития должны были в том же году определить меры финансового, в том числе налогово-бюджетного, стимулирования бизнеса к сокращению выбросов. О разработке механизма взимания платы за углерод в нем не говорилось.

Насколько вероятен ввод в России углеродного регулирования

По оценке экспертов МВФ, потенциальные доходы российского бюджета от введения обязательной платы с бизнеса за выбросы парниковых газов в виде углеродного налога или системы торговли углеродными квотами могут составить до 4,3–4,4% ВВП в 2030 году. Наибольший вклад в гипотетические доходы, согласно расчетам МВФ, могут внести потенциальные углеродные сборы с промышленности. Остальное приходится на доходы от платы за углерод от секторов генерации электроэнергии, транспорта и зданий (последние эмитируют парниковые выбросы в результате потребления энергии).

Система «платы за углерод» призвана стимулировать промышленные компании снижать выбросы парниковых газов для достижения целей Парижского соглашения по климату через внедрение разнообразных современных технологий и инноваций, отмечает партнер практики ESG консалтинговой компании Strategy Partners Ганя Шабад в свежем «Дайджесте ESG». Однако внедрение «ценообразования на углерод» может негативно отразиться на стоимости широкого спектра товаров, предупреждает она. По словам эксперта, «необходима тщательная оценка возможных последствий для экономики».

Разработка нормативно-правовой основы для углеродного регулирования к 2028 году не означает, что система сразу же заработает, отмечает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. «Предполагается довольно серьезный диалог между бизнесом и государством, так как это чувствительный вопрос. Кроме того, важное влияние будет оказывать текущая экономическая ситуация», — подчеркивает он. К тому же, по словам Широва, нынешняя логика властей в отношении климатического регулирования состоит в том, что «все-таки в приоритете принцип добровольности».

«Плата за углерод» может рассматриваться как эффективная мера реализации климатической стратегии только в том случае, когда четко определены два ключевых компонента: механизм ценообразования и прозрачное целевое использование собранных средств, подчеркивает партнер группы операционных рисков и устойчивого развития Kept Владимир Лукин. Учитывая отсутствие целевых показателей ограничения выбросов парниковых газов на отраслевом уровне, эти два компонента системы регулирования пока не проработаны, говорит он.

Лукин считает преждевременным говорить о сроках введения и величине предполагаемого углеродного налога. Сначала, по его словам, должна быть введена обязательная корпоративная отчетность по выбросам, определен потенциал их сокращения, утверждены целевые показатели на отраслевом и региональном уровне и наиболее эффективные меры стимулирования их достижения. «И только когда будет очевидно, что фискальные меры действительно являются необходимыми для достижения целевых показателей — определение ставки и введение углеродных платежей. На текущий момент начал реализовываться только первый этап этой работы», — заключает эксперт.

Частью системы торговли квотами на выбросы парниковых газов служат так называемые углеродные кредиты. На нынешних углеродных рынках цена одного углеродного кредита может варьироваться от нескольких центов за тонну выбросов CO2 до $15–20 за тонну для проектов по выращиванию лесов или лесовосстановлению и до $100–300 для проектов по технологическому удалению CO2, говорит профессор Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ Михаил Аким. Углеродный кредит предполагает, что компании реализуют климатические проекты или проекты по сокращению выбросов и выпускают в обращение соответствующие сертификаты, которые могут покупать компании, пока не сокращающие выбросы.

С точки зрения возможностей участия России в проектах, позволяющих получать компенсации за выбросы, необходимо понимать, на каких международных рынках практически могут торговаться российские углеродные кредиты, указывает Аким. «В случае стран БРИКС необходимо учитывать громадный объем как проектов по сокращению выбросов (переход на возобновляемые источники энергии, внедрение электромобилей, модернизация производств, переход на биотопливо и т.д.), так и компенсационных проектов (по лесовоспроизводству, лесовосстановлению) в Китае, Индии и Бразилии», — отмечает он.

Против введения обязательной платы за углерод неоднократно выступал президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Министр экономического развития Максим Решетников в ноябре прошлого года отмечал, что Россия избрала «мягкий путь» внедрения углеродного регулирования, «максимально комфортного для ведения бизнеса». Он также указывал, что необходимы обоснованные оценки экономических эффектов от реализации решений по декарбонизации экономики.

Анатолий Чубайс, занимавший ранее пост спецпредставителя президента по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития, в начале 2022 года называл плату за углерод «самым мучительным» вопросом российской низкоуглеродной повестки. По его мнению, введение углеродного налога позволило бы пополнять российский бюджет, а не европейский. В Евросоюзе с 1 октября 2023 года начал действовать механизм пограничной корректировки углеродных выбросов (CBAM). На первом этапе он обязывает импортеров некоторых видов продукции в ЕС ежеквартально отчитываться о ее углеродном следе, а с 1 октября 2026 года те должны будут платить за выбросы, образовавшиеся при производстве данных товаров, через покупку специальных сертификатов. В российском Минэкономразвития этот механизм называли противоречащим нормам ВТО.

Источник:
https://www.rbc.ru/economics/26/01/2024/65b243229a79472c5cfc3592

Комментарии закрыты.