Может ли отток населения из крупных городов (из-за пандемии) повысить уровень жизни в регионах?

73

На фоне пандемии COVID-19 многие жители городов переехали в пригороды и сельские территории. Многие эксперты думают, что это может подтолкнуть развитие инфраструктуры и повышение уровня жизни в сельской местности. Сегодня поговорим на эту тему с экспертом Петровым Николаем Владиславовичем, студентом МГЮА им. О.Е. Кутафина, членом молодежного законотворческого совета Молодежного парламента при Государственной Думе РФ.

— Николай, насколько существенна пандемия в этом процессе? Смогут ли жители мегаполисов остановить смерть деревни?
— В условиях распространения COVID-19 действительно увеличился отток населения из крупных мегаполисов в провинцию. Спрос на самоизоляцию за городом возник на фоне установленных временных ограничений свободы перемещения, но в длительной перспективе пандемия не способна привести к оттоку городского населения в сельскую местность. Основной причиной невозможности массового оттока из городов в пригороды (и более отдаленные населенные пункты), являются проблемы с инфраструктурой и дефицит кадров. А осложнение экономической обстановки не будет способствовать их ускоренному развитию. Еще в начале апреля 2020 года правительство подготовило пакет постановлений о корректировке отдельных госпрограмм, в котором пришлось сократить финансирование программы «Комплексное развитие сельских территорий» для поддержки отраслей, пострадавших от пандемии коронавируса.

Более того, я солидарен с аналитиками рейтингового агентства Moody’s которые считают, что ухудшение ситуации в российской экономике из-за пандемии коронавируса, приведет к миграции россиян в крупные экономические центры. Практика показывает, что в периоды экономических кризисов приток сельских жителей в города только увеличивается. Об этом, в частности, свидетельствует ситуация в 2014-м году, причем интенсивные миграционные процессы наблюдались на протяжении двух последующих лет. Не удивительно, что аналитики Moody’s прогнозируют России дальнейшее сокращение доли сельского населения.

Сегодня Москва обеспечивает 20% ВВП страны и около 35% всего объема банковских вкладов населения. Естественно, что все стремятся именно в Москву. Даже Петербург и другие мегаполисы отстают от столицы, что уж говорить о мелких провинциальных городах. Изменить ситуацию может только переход к децентрализованной модели управления и резкое увеличение доли малого бизнеса, но условия для этого пока не существует.

— А как же работа удаленно?
— Данный фактор сегодня переоценивается. Дело в том, что для большинства отраслей использование удаленной работы на постоянной основе невозможно. Уровень транспортной инфраструктуры в России далеко не всегда позволяет переехать в пригород и работать, например, удаленно, так как есть трудности в оперативном сообщении с центром, где концентрируется основная доля деловой активности, не хватает пригородам также социальной и торговой инфраструктур.

Нельзя игнорировать и фактор социокультурных различий между городским и сельским населением. Жители сел и деревень морально не готовы к наплыву вчерашних городских жителей. Происходит подсознательное разделение населения на «местных» и «приезжих», что создает конфликтные ситуации. Зачастую даже местные власти выступают противниками переселения, устанавливая всевозможные преграды на пути тех, кто хочет сменить крупный город на провинцию.

Существующее региональное неравенство в России необходимо решать посредством других методов, а не рассчитывать на отток населения из крупных городов в регионы.

Какие другие пути решения данной проблемы существуют?
— Неравенство регионов в российских условиях является серьезной проблемой на пути экономического развития, и сократить его можно в первую очередь через соответствующую налоговую и бюджетную политику. Тем не менее, простое перераспределение средств от зарабатывающих регионов к нуждающимся субъектам федерации, приведет к обратному результату и замедлению экономического роста. Необходим баланс противодействия неравенству и развитием национальной экономики в целом.

С налоговой политикой, как инструментом выравнивания регионов, тоже все не просто. На сегодня в России существует огромная неравномерность налоговой базы. Рекордсменом по отчислениям является Ханты-мансийский АО, формирующий 26% всех налоговых поступлений федерального уровня, причем исключительно в виде нефтяной ренты. Еще 12% дает Москва, где основной объем сборов приходится на НДС. Ямало-Ненецкий АО формирует еще 10% поступлений, и здесь опять нефтяная рента. На три субъекта федерации приходится почти 50% всего налогов, а более трети общей суммы обеспечивается рентой с нефтегазовых месторождений.

Рекордсменом по отчислениям является Ханты-мансийский АО, формирующий 26% всех налоговых поступлений федерального уровня

Система с отчислениями ренты в федеральный бюджет и последующим распределением является ключевой для развития России, но возникают вопросы к качеству перераспределения средств. Регионы должны получать обратно больше средств, чем сегодня, им надо возвращать немалую часть полномочий и ресурсов. Но как добиться этого без серьезных социально-экономических последствий, однозначного мнения нет. И это требует серьезного обсуждения.

Еще один острый вопрос — как распределяются трансферы для регионов. Зависимость бюджетов регионов от трансфертов на протяжении многих лет почти не меняется. У нас есть регионы, в которые идет огромное количество трансферов, но при этом ситуация годами не меняется — доля трансфертов в бюджетах одна и та же. А есть регионы, у которых особо не было трансфертов, они так и живут. И с этой ситуацией тоже нужно разбираться. Регионы необходимо поддерживать, но при отсутствии изменений в их развитии стоит рассмотреть эффективность проводимых трансферов. Здесь необходимо искать выход из ситуации, пусть тема и является болезненной для многих проблемных российских регионов.

На фото: эксперт Николай Петров

Комментарии закрыты.