РСПП предложил альтернативы единовременной выплате бизнеса в бюджет»/>

7

Бизнес считает нереализуемой идею добровольного взноса в бюджет, с которой выступило правительство, заявил РБК глава РСПП Александр Шохин. Альтернативой ему может стать выпуск нового типа ОФЗ или социальные инвестиции

Александр Шохин

С инициативой ввести добровольный однократный взнос в бюджет для крупного бизнеса первый вице-премьер Андрей Белоусов впервые выступил на бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) в середине декабря 2022 года. «Компании почти два месяца обсуждали эту идею и пришли к выводу о ее нереализуемости», — заявил РБК глава РСПП Александр Шохин. Основная проблема, по его словам, связана с определением конкретных компаний, которым будет предложено заплатить взнос.

О том, что власти обсуждают с бизнесом разовый добровольный взнос в бюджет из прибылей, заработанных в 2022 году, сообщил в среду, 8 февраля, сам Белоусов. «Дело в том, что финансовые результаты прошлого года были очень хорошие и у многих компаний, особенно в первом полугодии, за первые три квартала результаты были сильно в плюс. Сейчас эта тема находится в дискуссии, я бы так сказал», — отметил вице-премьер. Источник РБК, знакомый с ходом консультаций, говорит, что за базу взята сумма 200 млрд руб. Эта идея (добровольного платежа с крупного бизнеса) пришла на смену декабрьскому предложению собрать единовременный взнос в бюджет с производителей удобрений и предприятий угольной отрасли (об этом в начале января сообщало агентство Bloomberg), говорит другой источник РБК, знакомый с содержанием переговоров: «Но от первоначального замысла было решено отказаться. Кроме того, в дальнейшем не было понимания, по какому именно принципу определяют тех, кто будет платить взнос: на фоне дискуссии о разделении бизнеса на платящих и неплатящих возникал вопрос о справедливости распределения нагрузки». По его данным, за счет разового взноса может быть собрано до 250 млрд руб.

Позиция властей заключается в том, что платеж в бюджет должен носить характер именно добровольного единовременного взноса, объяснил еще один источник РБК, знакомый с обсуждением этого плана. «Речь идет о выплате порядка 200–250 млрд руб. из конъюнктурных сверхдоходов ряда отраслей, среди которых угольная, фармацевтическая, металлургическая, а также отрасль удобрений», — добавил он. В ходе дискуссии обсуждалось, что получателем взноса могла бы выступить специальная автономная некоммерческая организация, которую будет курировать один из вице-премьеров, указал РБК источник в одной из компаний, с которой правительство обсуждало взнос. Относительно критериев компаний-плательщиков звучало два варианта — с выручкой от 50 млрд руб. или же от 100 млрд руб., знает он.

Почему бизнес считает идею плохо реализуемой

«Очень трудно будет реализовать идею добровольного взноса. Компании разные — и с точки зрения маржинальности бизнеса в 2022 и 2023 годах, и с точки зрения ситуации с уплачиваемыми налогами (например, в отдельных отраслях дополнительные налоговые изъятия предусмотрены на 2023 год в виде повышенных ставок НДПИ). Более того, разные ситуации с инвестициями, в том числе социальными, на территориях присутствия. Если измерять все эти параметры, мы надолго уйдем в ручной режим», — сказал Шохин.

Кроме того, у компаний есть корпоративные процедуры, и не всегда даже мажоритарные акционеры могут их обойти, в том числе из-за необходимости проведения акционерных собраний для принятия такого рода решений, указал глава РСПП. А средства, которые были заработаны бизнесом вследствие благоприятной конъюнктуры в 2022 году, к моменту введения такого взноса уже будут распределены в соответствии с ранее принятыми корпоративными решениями.

«В середине года налоги повышать нельзя, поэтому, наверное, правительством и ставится вопрос о добровольном взносе исходя из благоприятной конъюнктуры, то есть о windfall tax. Другое дело, что благоприятная конъюнктура закончилась для многих отраслей: цены упали, вводятся дополнительные ограничения, и нельзя сказать, что ситуация 2023 года позволит этим компаниям рассчитывать на свободные денежные средства», — отметил Шохин.

Читайте на РБК Pro Креатив «по умолчанию»: почему стоит чаще бездельничать и мечтать Что поможет понять, что контрагент вас обманывает: 8 тревожных признаков «Это паршивый бизнес». Почему Уоррен Баффет пожалел денег на новые станки Работа до посинения: почему спрос на белых воротничков будет сокращаться

Если и вводить новый платеж, то надо анализировать ситуацию в компаниях уже с учетом 2023 года, полагает он. При этом Шохин подчеркивает, что аналог windfall tax фактически уже был применен Минфином в контексте изменения учета курсовых разниц при расчете налога на прибыль.

«В 2022 году был принят ряд мер, которые привели к незапланированным дополнительным поступлениям относительно принятого ранее бюджета. Речь идет о механизме пересчета курсовых разниц для целей налогообложения (соответствующее письмо было направлено Минфином 22 декабря), который отличается от порядка, введенного антикризисным законом весной 2022 года. Может быть, это и был windfall tax?» — рассуждает Шохин.

Какие альтернативы предлагает РСПП

Добровольный взнос в бюджет — не единственный способ применить средства бизнеса на нужды государства, полагает Шохин. Он выделил несколько возможных альтернатив, а именно:

  • выпуск ОФЗ нового типа

«Почему бы не выпустить дополнительные государственные бонды, привязанные в том числе к ситуации с дефицитом бюджета: если дефицит бюджета выше определенного уровня, то купоны могут не погашаться, проценты не выплачиваться, а ниже какого-то уровня — обслуживание идет в полном объеме с компенсацией того, что было недоплачено ранее», — подчеркнул глава РСПП. По его словам, в бюджетной политике необходимо искать баланс между долговыми и фискальными инструментами.

  • инвестиции в социальные проекты и проекты развития территорий присутствия компаний

Если речь идет о добровольности, то многие компании этим уже занимаются, и можно было бы посмотреть на возможность тиражирования лучших практик, сказал Шохин. В целом если вкладываться в проекты, то они должны быть business-oriented, например замкнуты на инфраструктуру, в которой нуждаются и бизнес, и население.

  • развитие государственно-частного партнерства (ГЧП)

Бизнес готов активно работать в сфере ГЧП, говорит Шохин. Он выразил сожаление, что «заглохла» инициатива Фонда фондов перспективных промышленных и инфраструктурных технологий. «Государство и бизнес по формуле 50 на 50 готовы были создать венчурный фонд в режиме фонда фондов, даже поправки в законодательство разрабатывались. Предполагалось, что этим фондом будет управлять бизнес, а государство рискнет тем, что вложит столько же, сколько компании. Закончилось тем, что управление фондом было решено передать госструктуре и частный бизнес потерял к этому интерес», — сказал он.

Шохин предложил подумать и о фонде развития региональной инфраструктуры — в частности, коммунальной. Такие форматы более предпочтительны для бизнеса как проекты, предполагающие завершение и возврат вложенных средств.

  • повышение налога на прибыль на 0,5 п.п.

Шохин признал, что любые схемы добровольного участия, скорее всего, отличаются от того, что хочет получить правительство — некий единовременный взнос, который станет «подспорьем в решении бюджетных проблем». А если речь идет про пополнение казны, то этот вклад называется налогами, констатирует Шохин. И хотя в целом РСПП является противником увеличения налоговой нагрузки, именно это является наиболее сбалансированным решением сегодня.

«В случае обострения дефицита в бюджете самым простым способом решения проблемы является дополнительное налогообложение прибыли. По нашему расчету, дополнительные 0,5 п.п. в федеральную часть налога на прибыль было бы достаточным для выхода на уровень дополнительных доходов, которые правительство рассчитывает получить в виде добровольного взноса бизнеса. Как это сделать в виде единовременного платежа и ввести в середине года — вопрос, скорее, технический», — сказал он.

Ранее в правительстве заявили, что не поддерживают предложение увеличить ставку налога на прибыль организаций. В Минфине пояснили, что дополнительные конъюнктурные доходы получила не вся экономика в целом, а отдельные секторы, поэтому увеличение налога даст неравнозначный эффект для разных отраслей экономики. В 2023 году не планируется менять базовые параметры налоговой системы, включая ставки НДС, НДФЛ и налога на прибыль, добавили в ведомстве.

Как идею взноса оценивают эксперты

В январе 2023 года федеральный бюджет оказался сведен с рекордным для этого времени года дефицитом — почти 1,8 трлн руб. Этот дефицит стал следствием сокращения доходов на 35% в годовом выражении, до 1,36 трлн руб., и увеличения расходов на 58,7%, до 3,12 трлн руб. По итогам 2022 года дефицит федерального бюджета составил 3,3 трлн руб. Нефтегазовые доходы бюджета снижаются второй месяц подряд на фоне вступившего в силу эмбарго на поставки российской нефти в ЕС, а также утвержденного странами G7 потолка цен для российской нефти на уровне $60 за баррель.

Инициатива ввести разовый взнос в бюджет от крупных компаний с высокой рентабельностью уже звучала в 2018 году в виде мысли собрать налог на сверхприбыль, напомнила ассоциированный партнер МЭФ Legal Анна Зеленская. Но тогда правительство не пошло на этот шаг и вместо этого сделало донастройку налоговой системы через имеющиеся инструменты, в частности НДПИ, и таможенные пошлины. Все это стало частью налогового маневра. Нынешняя идея взимать некий добровольный взнос постфактум противоречит концепции стабильности налогообложения и в целом отчасти дискриминационна, считает эксперт.

В 2018 году Андрей Белоусов выступал как автор плана по сбору с бизнеса сверхдоходов на 500 млрд руб. у металлургов и производителей удобрений. В 2021 году он вернулся к похожей идее, заявив РБК, что металлурги «нахлобучили» бюджет на 100 млрд руб. и должны эти деньги вернуть. В итоге сверхдоходы были изъяты государством у металлургических компаний через временное повышение экспортных пошлин с августа 2021 года. А с 2022 года были введены акцизы на сталь и повышены ставки НДПИ на металлургическое сырье и сырье для удобрений.

Добровольный взнос не является налогом, но тем не менее «плотно» контролируя крупный бизнес, государственные органы, в том числе ФНС России, располагают возможностями убедить его сделать такой взнос, констатирует эксперт по налогообложению «СКБ Контур» Михаил Пархоменко. Стратегия государства уже некоторое время направлена прежде всего на сбор налогов с крупнейших налогоплательщиков. Для этого среди прочего создавалась инспекция ФНС по крупнейшим плательщикам, вводилась система налогового мониторинга. Поэтому вряд ли такое нововведение затронет средние и малые компании, полагает эксперт.

Авторы Теги Екатерина Виноградова, Петр Канаев При участии Инна Деготькова, Ирина Парфентьева

Источник:
https://www.rbc.ru/economics/08/02/2023/63e39cae9a7947af3e150c12

Комментарии закрыты.