Власти одобрили реформу сделок с крупными пакетами акций

14

Власти одобрили основные параметры реформы сделок с крупными пакетами акций публичных компаний. Большинство поправок направлено на защиту прав миноритариев, утверждают в Минэкономразвития

c00fabb13ea39f3e4fb9c5b0083f76d2

В правительстве поддержали реформу по защите миноритариев публичных акционерных обществ при поглощениях: законопроект Минэкономразвития о внесении изменений в федеральные законы «Об акционерных обществах» и «О рынке ценных бумаг» был одобрен правительственной комиссией по законопроектной деятельности 18 декабря, сообщил РБК источник в комиссии и подтвердил собеседник в правительстве. Принятая правкомиссией версия законопроекта есть у РБК.

Проект разрабатывался в рамках «дорожной карты» по трансформации делового климата в сфере корпоративного управления, утвержденной в 2020 году. Основная его идея — совершенствование регулирования покупки крупных пакетов акций публичных обществ, говорится в пояснительной записке (есть у РБК). Действующее регулирование поглощений вступило в силу в 2006 году, и в результате более чем 15-летнего его применения был выявлен ряд «существенных недостатков», которые необходимо корректировать законодательными изменениями «принципиального характера», следует из обоснования. Предполагается, что корректировки будут способствовать «повышению доверия со стороны инвесторов к российскому финансовому рынку», указано там.

Принятие законопроекта повысит уровень защиты прав миноритарных акционеров при приобретении крупных пакетов акций, а также обеспечит баланс интересов всех участников процедуры, пояснил РБК через пресс-службу первый замминистра экономического развития Илья Торосов.

Банк России поддерживает необходимость реформирования порядка приобретения крупных пакетов акций и принимает активное участие в работе над соответствующим законопроектом, сообщили РБК в пресс-службе ЦБ. Законопроект «устраняет давно наболевшие проблемы, вызывавшие критику со стороны миноритарных акционеров», заявили в ЦБ. Его принятие «будет способствовать более высокой степени защиты их интересов, а значит, и повышению доверия инвесторов к инструментам российского рынка капитала».

О том, какие именно нововведения ждут институт поглощений, — в материале РБК.

Связанность вместо аффилированности

Одно из главных нововведений, предлагаемых законопроектом, — переход от понятия аффилированности лиц, осуществляющих консолидацию контроля над акционерным обществом, к понятию их связанности. Определение «аффилированного лица» сегодня содержится только в законе «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» 1991 года, указано в пояснительной записке. Под ними понимаются лица, способные «оказывать влияние» на деятельность физлиц и юрлиц, которые занимаются предпринимательством. Среди формальных критериев, например, право распоряжаться более чем 20% уставного капитала, а также должности членов совета директоров, гендиректоров и директоров.

Читайте на РБК Pro 5 районов Стамбула, открытых для иностранных инвесторов: гайд по выбору С порога — ₽150 тыс.: почему начинающим в IT пора умерить аппетиты Нет смысла месяцами делать суперпродукт: 6 правил основателя «Вкусвилл» Катастрофически нет денег и людей: как фирмы переживают уход SAP и Oraсle

«Правила поглощения должны учитывать получение лицом как прямого, так и косвенного контроля над компанией. При этом лицо может контролировать компанию как самостоятельно, так и совместно с иными лицами», — пояснил РБК член правительственной комиссии по законопроектной деятельности, председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. Для этого лучше подходит понятие «связанные лица». Согласно законопроекту, к связанным с определенным лицом предлагается относить следующие категории:

  • супругов, родителей, детей, братьев и сестер, усыновителей и усыновленных;
  • подконтрольных ему и контролирующих его лиц;
  • заключивших с ним договор долговременного управления имуществом / простого товарищества / поручения либо акционерное соглашение или иное соглашение в письменной форме, которое касается приобретения контроля над соответствующим публичным обществом.

Такие критерии позволят определить лиц, которые действуют в экономических отношениях совместно и могут определять волю друг друга, говорится в пояснительной записке. Впрочем, в процессе дальнейшей работы над документом они могут быть скорректированы — на необходимость этого указали, в частности, в государственно-правовом управлении (ГПУ) президента (его отзыв, датированный 30 ноября, есть в распоряжении РБК).

В ГПУ опасаются, что новые критерии могут навести санкционеров на связи подсанкционных лиц с неподсанкционными. Как указывает помощник президента — начальник управления Лариса Брычева в отзыве, последствия введения таких критериев необходимо «дополнительно оценить» в контексте мер, принимаемых государством в целях защиты интересов подсанкционных российских граждан и юрлиц. Именно связям таких лиц придается основное значение при введении ограничительных мер, пояснила она.

Новый механизм защиты прав миноритариев

Проблема, требующая решения, — отсутствие действенных механизмов принуждения к исполнению требований законодательства при приобретениях крупных пакетов акций, следует из пояснительной записки. В частности, поэтому законопроектом вводится новый механизм защиты прав миноритариев. Он должен защитить их интересы в случае, если бенефициар при приобретении корпоративного контроля (то есть 30, 50 или 75% голосующих акций в сумме со связанными лицами) не выставил оферту (обязательное предложение) на выкуп акций миноритариев. При этом предметом такого выкупа станут не только голосующие акции, как предполагает действующее законодательство, но и неголосующие привилегированные акции и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции.

Согласно законопроекту, миноритарии, не получившие оферту, смогут выдвинуть приобретателям крупных пакетов акций следующие требования:

  • направить обязательное предложение;
  • возместить причиненные убытки;
  • приобрести ценные бумаги по цене, равной наибольшей из двух величин — это средневзвешенная цена бумаг на торгах за полгода до даты направления обязательного предложения или (если бумаги не допущены до торгов либо обращаются менее полугода) цена, определенная оценщиком. Еще одно условие: определенная таким образом цена бумаг не должна быть ниже той, по которой мажоритарным акционером совершалась сделка по получению контроля над компанией.

Связанные лица будут нести солидарную ответственность перед миноритариями, а указанные требования могут быть предъявлены как ко всем таким лицам, так и к каждому в отдельности, следует из законопроекта. Однако в нем прописаны условия, при соблюдении которых от необходимости выставлять оферту можно уйти, — например, если повышение уровня контроля происходит незапланированно. Для этого основной акционер, превысивший тот или иной порог контроля, должен будет направить в Банк России и в компанию уведомление о намерении снизить как прямой, так и косвенный уровень владения.

Подход, в рамках которого правила приобретения крупных пакетов распространяются на акционеров — владельцев неголосующих привилегированных акций, а также на владельцев ценных бумаг, конвертируемых в акции, безусловно, предоставляет дополнительные гарантии защиты интересов миноритариев, отмечает советник Orchards Вадим Бородкин. Но, с другой стороны, он возлагает на лиц, намеревающихся прибрести крупный пакет голосующих акций, дополнительные существенные расходы на покупку неинтересного для целей корпоративного управления актива, констатирует он.

Ужесточение заморозки голосов

Законопроект предлагает ограничить количество акций, которыми основной бенефициар и связанные с ним лица могут голосовать до даты направления обязательного предложения. Согласно действующему законодательству, это ограничение закреплено на уровне 30, 50 или 75% приобретенных бумаг в зависимости от объема полученного контроля. Такой механизм нельзя назвать эффективным, поскольку указанное количество акций все равно, как правило, обеспечивает мажоритарию большинство голосов, а следовательно, «не стимулирует его к надлежащему исполнению требования по направлению обязательного предложения», говорится в пояснительной записке. В качестве замены предлагается следующая градация:

  • если лицо стало владельцем более 30% общего числа голосующих акций, ограничение при голосовании будет установлено на уровне не более 3/7 голосов прочих акционеров (для примера, при доле 33% акций данное условие ограничит голоса 28,7%. — РБК);
  • если лицо перешло порог владения в 50% общего числа голосующих акций — не более 50% голосов прочих акционеров;
  • если лицо перешло порог владения в 75% общего числа голосующих акций — не более 75% минус 1 голос прочих акционеров.

Предлагаемый Минэкономразвития подход встретил возражения Минюста. Указанные последствия (право миноритариев потребовать выкупа и снижение права голоса по приобретенным акциям) направлены на обеспечение защиты интересов миноритарных акционеров, говорится в отзыве ведомства (есть у РБК). Однако предлагаемого снижения прав голоса бенефициара достаточно, для того чтобы не дать ему осуществлять корпоративный контроль. Кроме того, у него может не быть достаточных финансовых ресурсов для выкупа акций других акционеров, аргументируют в Минюсте.

«В связи с этим предоставление акционерам права требовать выкупа принадлежащих им акций является излишним и может привести к существенному ухудшению положения акционера, который совершил приобретение крупного пакета акций», — считают в ведомстве.

Махинации при принудительном выкупе

Еще одна новелла законопроекта — защита прав владельцев принудительно выкупаемых бумаг. Право выкупить бумаги миноритариев без согласия владельцев возникает у основного акционера в случае, если он получил 95% и более голосующих акций в результате приобретения как минимум 10% акций по добровольному или обязательному предложению. Однако на практике условия для принудительного выкупа зачастую создаются искусственно: формально не аффилированное с мажоритарным акционером лицо приобретает более 10% акций и в дальнейшем продает их ему, поясняет юрист практики «сопровождение сделок М&А» юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Александр Нечаев.

«Таким образом, основной инвестор гарантированно выкупает 95% и имеет право принудительно выкупить оставшихся миноритариев для приобретения полного контроля, то есть 100% акций компании», — отмечает эксперт. Если бы мажоритарий сразу открыто приобретал 95%, другие акционеры могли бы не продать ему бумаги.

Законопроектом вводится норма, устанавливающая прямой запрет на учет акций, приобретенных у связанных лиц, для целей принудительного выкупа.

Необоснованное обогащение миноритариев

Крупный бизнес остался недоволен рядом положений законопроекта: в частности, свои замечания к нему высказал Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП; документ, подписанный главой союза Александром Шохиным, есть в распоряжении РБК). Основные предложения бизнеса сводятся к следующему.

  • Повысить минимальный порог владения, после которого наступает обязанность направлять оферту (30%)

Законопроект не делает попыток смягчить или отказаться от минимального порога в 30% голосующих акций, по превышении которого их обладатель обязан направить остальным акционерам обязательное предложение, указывает Шохин. По его мнению, необходимо рассмотреть возможность его повышения с учетом статистических данных о среднем кворуме на общих собраниях акционеров за последние три—пять лет.

Акционер с пакетом 30% голосующих акций может препятствовать принятию наиболее важных решений общего собрания акционеров (когда для принятия решения требуется отдать 75% голосов: например, внесение изменений в устав, реорганизация, ликвидация общества), парирует первый замминистра экономики Илья Торосов. «Поэтому у несогласных миноритарных акционеров должно сохраниться право на выкуп мажоритарием их акций и, соответственно, их выход из общества. Акционеры с малым количеством акций нуждаются в дополнительной поддержке, поскольку зачастую находятся в более уязвимом положении, чем те, кто обладает контрольным или существенным портфелем акций», — указал замминистра. По его словам, именно поэтому предлагаемое регулирование пока сохраняет указанное пороговое значение в целях исключения злоупотреблений со стороны лица, намеревающегося приобрести более 30% голосующих акций ПАО. Данное предложение будет дополнительно обсуждаться и прорабатываться при рассмотрении законопроекта в Госдуме, сказал он.

  • Расширить перечень исключений из обязанности направлять оферту

Европейские правопорядки (откуда было заимствовано российское регулирование) предусматривают заметное число исключений из обязанности направлять обязательное предложение, пишет Шохин. Среди наиболее актуальных для России: компания, чьи акции приобретаются, находится в сложной экономической ситуации, и владелец крупного пакета намерен принять меры по ее «спасению»; приобретение акций возникло в силу обеспечительной сделки; в результате приобретения акций контроль в компании не изменился (например, общие собрания посещает такое количество владельцев голосующих акций, что приобретатель не будет составлять большинство).

«Отсутствие подобных ограничений и сохранение заниженного 30-процентного порога вредит отечественной экономике, поскольку без какой-либо причины затрудняет вхождение в капитал компаний институциональных инвесторов, повышает риски финансирования деятельности обществ», — указал Шохин.

Миноритарные акционеры получают возможность «ничем не обоснованного обогащения», говорится в отзыве.

  • Защитить интересы акционеров, владеющих 90% акций

В законопроекте воспроизводится существующее правило о необходимости приобретения 10% акций в результате добровольного или обязательного предложения, чтобы получить право принудительного выкупа. Однако акционеры, которые уже владеют 90% акций, не могут выполнить это требование, констатирует Шохин. Запрет на учет акций, приобретенных у связанных лиц, для целей принудительного выкупа полностью лишит таких акционеров возможности реализовать его.

«В связи с этим сложится необъяснимая ситуация, в силу которой в случае владения 85% акций с последующим приобретением 10% право на выкуп может возникнуть, а в ситуации владения 90% акций оно уже не появится», — отмечает Шохин.

  • Перенести срок вступления в силу

Законопроект запланирован к вступлению в силу с 1 октября 2024 года, однако объем и сложность вносимых изменений потребуют большего времени для адаптации компаний — особенно в нынешних условиях, говорится в отзыве РСПП.

«Необходимо принять во внимание геополитическую обстановку, в связи с которой многие российские ПАО осуществляют внутреннюю реструктуризацию, исключая иностранные компании из структуры владения и добавляя новые российские компании, и этот процесс может быть значительно усложнен при вступлении в силу нового законопроекта», — предупредил Шохин.

По его мнению, необходимо сдвинуть срок вступления на год, до 1 октября 2025 года.

Источник:
https://www.rbc.ru/economics/20/12/2023/6580435f9a794761861fa1c6

Комментарии закрыты.