Глава проекта торгует овощами, аккаунт в Instagram заблокировали. Как рухнул грандиозный криптопроект Ольги Бузовой

16

Криптопроект Buzar Ольги Бузовой задумывался грандиозным: со своей валютой бузкоинами, мессенджером, платформой для покупок. Год спустя от этого великолепия остался лишь сайт и один человек Ян Койфманн, который бесплатно тянет на себе почти все — не хочет бросать вкладчиков. Мы пообщались с ним и выяснили, почему бузкоин «сдулся» и что с ним будет дальше.

Ян Койфманн — айтишник по образованию, но занимается энергетикой. Он придумал блокчейн-платформу для управления электроэнергией. Также Койфманн написал книгу «Блокчейн на практике».

В начале 2018 года на Яна вышел Андрей Семин, соучредитель проекта Бузовой. И предложил ему работу.

«На тот момент у учредителей уже была идея создать собственную монету, — вспоминает Койфманн. — Но не было понимания, как и зачем она будет работать». Нужно было докрутить идею так, чтобы монетизировать огромную аудиторию Ольги, и взять на себя техническую часть проекта.

Всего учредителей у Buzar трое: Ольга Бузова, владелица контрольного пакета, Андрей Семин, бизнесмен, который руководит проектом и Арам Ананян, продюсер певицы, который вложил в проект свои деньги. Его творческий псевдоним — Арам Арчер.

Глава проекта Андрей Семин до Buzar занимался бизнесом, но не в сфере технологий. В Краснодаре (там же получал высшее образование Арам Ананян) Семин торгует оптом овощами и фруктами. По данным kartoteka.ru, это предприятие закончило 2017 с убытком 1,8 млн рублей. Также бизнесмену принадлежит ресторан в краснодарском торговом центре «СБС Мегамолл».

Вернемся к Койфманну. Айтишник согласился на предложение Семина, у него была своя команда разработчиков. Он доработал бузкоин: придумал экосистему, где можно общаться во встроенном мессенджере, переводить деньги, покупать и продавать товары, использовать бузкоины как бонусы. За счет блокчейна сделки были бы безопасными и мгновенными, а у товаров была бы система рейтингов.

«Что касается общения, то человек мог бы видеть действия другого пользователя, с которым он общается, — говорит автор. — Например, что продавал собеседник, искал ли работу. И решить, готов ли он общаться. Это про безопасность, ведь подростки и дети в соцсетях предоставлены сами себе. Незнакомец может легко их “обработать”, заставить что-то сделать».

Что пошло не так и кто виноват?
Идею безопасного социального пространства Койфманн уложил в white paper (документ с описанием проекта). И пошел с ним в Агентство стратегических инициатив. Эта организация занимается продвижением новых проектов и имеет прямой доступ к президенту. Койфманн решил защитить в АСИ свою разработку. Это был рекламный ход, чтобы подтвердить качество продукта. Концепцию одобрили, пожелали разработчикам удачи. Но уже тогда у Койфманна были вопросы к учредителям. Он считал, что проекту нужна маркетинговая стратегия.

«Меня убеждали, что Ольга — ходячая реклама, — жалуется разработчик. — Что она прорекламирует проект, и токены сразу раскупят». Но на деле все вышло иначе: на старте ICO в апреле и в начале мая певица выложила пять постов в Instagram, они доступны до сих пор. И на этом реклама закончилась.

Тогда же в Instagram завели отдельный аккаунт @buzcoin, где набралось 70 тысяч подписчиков. Но его неожиданно заблокировали. Койфманн пытался «воскресить» аккаунт: отправил поддержке скан паспорта Ольги, скан своего паспорта. Но все без толку. Новый аккаунт решили не заводить, все равно такого количества подписчиков уже не наберется.

Против проекта сыграло и то, что не было приватного раунда ICO для серьезных инвесторов, который бы принес большие деньги. «У Ольги колоссальные связи, но их почему-то не пустили в дело», — сокрушается Койфманн.

Еще один минус: проект не вышел на зарубежные рынки. Там он мог бы вызвать больший интерес, считает автор. «В России тоже можно было бы что-то собрать, но поп-звезду поддержали лишь ее фанаты, — поясняет он. — Остальные посчитали Buzar скамом. Ведь Ольга не разбирается в криптовалюте».

Слухи о мошенничестве подкрепляло и отсутствие человека, который был бы лицом Buzar. Мог бы отвечать на вопросы, рассказывать о концепции, ездить на мероприятия. Бузовой было не до этого, а Койфманн уже выполнил свою часть проекта и вернулся к основной работе.

Все эти факторы в сумме дали печальный результат: изначально заявок на получение бузовских токенов было 82 тысячи, из них вложились в проект только 3 тысячи. Разумеется, запланированные 210 млн долларов (13,2 млрд рублей) собрать не удалось. По словам Койфманна, за оба раунда ICO получилось набрать около 20 млн рублей.

Hi-Tech Mail.ru обратился за комментариями к Ольге Бузовой, Араму Ананяну и Андрею Семину, но они не ответили на сообщения.

Что было после ICO?
После неудачного ICO Андрея Семина отстранили от управления, он исчез и с сайта проекта. Им перестали заниматься: деньги были собраны, а инвесторы свои токены так и не получили. Ходили слухи, что Ольга купила себе на собранные средства квартиру. «Не было никакого воровства, — утверждает Ян. — Просто не было команды».

Проект, который Бузова называла «новой эрой», был брошен на произвол судьбы до осени. Пока Койфманн не подключился к нему «на общественных началах».

Ян выдал инвесторам токены, объяснил, где их можно найти, что можно с ними сделать. С тех пор айтишник продолжает заниматься Buzar, несмотря на отсутствие зарплаты: отвечает на звонки, на сообщения в чате на сайте, ведет соцсети.

«Не хочу, чтобы люди остались кинутыми, — рассказывает Койфманн. — Поэтому я подключил свои связи и провел листинг (добавление монеты на биржу для торгов). Ольга даже выложила это у себя в “сторис”. Многие инвесторы сумели на этом заработать, хотя объем торгов пока небольшой».

Выпустят ли обещанный мессенджер
Представитель Ольги Бузовой и Арам Ананян не пояснили, когда будет готов мессенджер и почему его выход задерживается. Судя по сайту проекта, сервис должны были выпустить еще весной 2019 года. Койфманн видел первую версию программы (он называет ее «Бузчатом») и считает, что она была сырой.

«Я нашел там 40 багов, — признается он. — Разработчики начали исправлять их, но потом ключевой сотрудник попал в больницу. Работа встала. Сейчас я не знаю, продолжается ли разработка. Но этот мессенджер не взлетит, он похож на десятки других. Логотип — сердечко, на этом все. То, что будет сделано, уже не моя идея. Просто они собрали деньги и понимают, что людям нужно что-то показать».

Будущее бузкоина и всего проекта
Теперь Койфманн на свои деньги (по его словам, небольшие) пытается раскрутить то, что осталось от Buzar. Он заключил договоры с банками и салонами красоты, чтобы владельцы бузкоина могли получать там бонусы за определенные покупки и услуги.

В числе партнеров на сайте buzcoin.io значатся Альфа-Банк, банк «Точка», «Тинькофф» и Райффайзенбанк. Последние два сообщили Hi-Tech Mail.ru, что не являются партнерами Buzar. Банк «Точка» подтвердил, что сотрудничает с проектом Бузовой, однако пока бонусы у них никто не запрашивал. А в Альфа-Банке отказались от комментариев.

«С партнерами надо встречаться, вести переговоры, — поясняет Койфманн. — У меня нет на это времени, мне нужно зарабатывать деньги, чтобы кормить семью. Для развития партнерской сети нужен отдельный сотрудник».

Поэтому Ян ищет инвестора, чтобы воплотить в жизнь свой первоначальный замысел. Для этого понадобится 63 млн рублей. Если инвестор найдется, то Buzar, возможно, будет развиваться уже под другим брендом. Это зависит от функционала: что нужно будет разрабатывать с начала, а что можно взять в готовом виде.

Вполне вероятно, что первоначальная концепция Buzar в итоге будет интегрирована в сферу онлайн-знакомств.

«У меня уже есть предложение от крупной компании, — говорит разработчик. — Запустить дейтинг-сервис по типу Bumble, взяв за основу их функционал. И интегрировать туда нашу блокчейн-концепцию. Мы это уже обсуждаем. На реализацию мне нужно порядка 38 млн рублей, они пойдут на техническую часть и маркетинг».

Сами бузкоины сейчас на руках примерно у трех тысяч человек. По словам Яна, это народная монета, с которой люди могут поступать как угодно. Также как с биткоином и эфиром.

«Скорее всего, будет перевыпуск монеты, — обещает Койфманн. — Как автор я бы хотел чтобы люди могли обменять бузкоины на ту монету, которая будет иметь хождение. Но это мое желание, как будет в реальности — пока неясно».

Окончательная судьба бузкоина будет решаться инвесторами.

https://hi-tech.mail.ru/crypto/kak-ruhnul-grandioznyj-kriptoproekt-olgi-buzovoj/#a04

Комментарии закрыты.