«Восточные танцы я знала до своего рождения»

121

Московская звезда беллиданс Анаис рассказала о закулисной жизни: настырных клиентах, скрытых заработках и тайных мечтах танцовщиц.

— Анаис, многие люди, побывавшие на ваших выступлениях, отмечают пластику, гармоничность и отточенность исполнения. В Интернете много восторженных отзывов на эту тему. Вы обучались беллиданс профессионально?
— Я не просто училась танцам, а занимаюсь концертной деятельностью практически всю жизнь. С 14 лет приняла твердое решение стать танцовщицей и поступила в школу восточных танцев в Москве. Преподавателя удивило, насколько точно я выполняла «незнакомые» для подростка движения. У меня же было чувство, что восточные танцы я знала задолго до своего рождения. Уже в юности стала победительницей конкурса «Мисс беллиданс Россия 2008», и позже неоднократно занимала первые места в ряде других конкурсов. Сегодня уже сама представляю жюри на различных мероприятиях и провожу кастинг для собственного шоу.

— Наверно, непросто пройти кастинг с таким опытным артистом, как вы?
— Вовсе нет. Покажется странным, но прежде всего я смотрю на гармоничность выступления в целом, а не правильность исполнения танца. Девушка должна завораживать зрителя, увлекать своими эмоциями, а не поднимать руку или ногу по правилам. По моему опыту – иногда трудно отличить начинающего исполнителя от профессионала, у некоторых девчонок имеется природный талант и артистичность. Поэтому я смотрю прежде всего на личность, и только потом — на умение. Ведь главную оценку выступлению будет давать зритель, которому важны не правила, а эмоциональный заряд.

Хотя в моем шоу имеется и еще один важный фактор для артиста: умение уживаться с коллективом. У нас долгие гастроли, помногу ездим по стране, поэтому очень важно, чтобы человек легко работал и уживался с большим количеством людей. Нам приходится делить номера, гримерки, поэтому требуется деликатность и уважение к окружающим. Девочки с комплексом «звезды» тут не задерживаются.

— Вы сами танцуете по правилам?
— По ситуации. Для меня важно получить личное удовольствие от выступления и передать эмоции зрителям. Такие ситуации, чтобы я танцевала по запланированному сценарию – бывают редко. Звучит музыка — и я начинаю подстраиваться под нее. Все происходит максимально естественно.

Но бывают ситуации, когда заказчик определяет жесткие требования, основанные на виде мероприятия (это может быть деловая встреча) или национальных традициях. Тогда вместо открытых костюмов мы надеваем закрытый наряд, в котором не видно даже лица, и существенно меняем характер танца. В некоторых случаях танцовщица вовсе не передвигается по залу, а просто стоит на месте.

— Площадки, на которых приходится выступать, самые разнообразные: от ресторанов, теплоходов, частных домов, до концертных мероприятий. Какая площадка оказалась самой необычной?
— Был очень странный заказ, который состоялся в офисе известной ИТ-компании. Жена генерального директора решила разыграть юбиляра-мужа. Моя задача была изобразить глупую соискательницу, которая пришла на собеседование к собственнику фирмы. Я долго разыгрывала непонимание предмета разговора, смеялась и плакала на собеседовании, совершенно введя в замешательство юбиляра. Венцом театрализованного представления стал мой выход в образе танцовщицы. Думаю что такое шоу именинник запомнил надолго.

— Насколько занят рынок танцовщиц беллиданс в Москве?
— Сложно судить о статистике всего рынка, но лично я бы выделила не более 100 профессиональных артисток на всю Москву (многие из которых большую часть времени проводят на заграничных контрактах). Я говорю о тех, кото бы лично пригласила на выступление. Хотя менее опытных танцовщиц в разы больше.

— Танцы – это профессия? Как исполнительницы беллиданс находят себе заказчиков?
— Самый простой способ войти на рынок: сесть за телефонную книгу и обзванивать по списку во все городские рестораны и ивент агентства, плюс и делать рассылку по ним. Такой путь прошли многие, включая меня. Учитывая, что во многих местах определяющим фактором является цена, у менее опытных исполнительниц есть шанс найти заказчика за небольшие деньги. В среднем опытная исполнительница может заработать около 10 000 — 15 000 рублей за выступление. Многие девчонки трудятся каждый день и неплохо зарабатывают. Так что танцы – это профессия. Можно сказать, бизнес. Но даже теоретические 300 000 в месяц не предел. Нечасто, но бывают просто богатые зрители, которые могут дарить солидные суммы «чаевых». Просто потому, что им понравилось выступление.

— Это большие деньги для многих жителей страны..
— Да, но не забывайте, что и концертные костюмы стоят немало. Можно конечно и вуаль накинуть, но для зрелищного танца нужен качественный костюм с использованием аксессуаров: кружев, плетения, разноцветных камней. Например, инвестиции в костюмы для моего шоу составили почти полмиллиона рублей: по 50 тысяч за каждый. Я самостоятельно разрабатываю дизайн, но шьют костюмы профессионалы. Материалы и труд швеи стоят немалых средств.

— Танцы кормят вас всю жизнь?
— Исполнение беллиданс только одна из сторон жизни, которая мне интересна, лишь 30% личного времени трачу на эту работу. Был период, когда совмещала выступления на сцене и параллельно открыла собственную школу танцев. Но остальное время занимаюсь совершенно другими вещами, стараюсь развиваться в разных отраслях. За последние 18 лет успела поработать переводчиком с итальянского языка, (который выучила самостоятельно), директором салона красоты, и даже поработала в Департаменте строительства Правительства Москвы. Регулярно посещаю тренинги и мастер-классы, посвященные личностному росту. Увлечений много. Но чем бы я ни занималась, танцы остаются основным хобби в жизни.

Основной проект, на который возлагаю большие надежды, также связан с танцами. В 2016 году я создала собственное шоу «Art deko dance». Мы выступаем в различных городах России, выезжаем в страны ближнего зарубежья. Проект развивается, и я верю, что из него вырастет большое шоу, которое станет настоящим бизнесом.

Никогда не разделяла увлечение от работы. Для меня эти две жизни идут параллельно. Был забавный случай, когда работала директором салона красоты. Днем одна успешная клиентка приходила к нам на процедуры. Я общалась с ней в статусе директора. Но вечером оказалось, что она сделала заказ на исполнение танцев для своей фирмы. Думаю что эта клиентка была сильно поражена, когда увидела на сцене — меня.

— Как танцовщицы начинают сотрудничество с успешными ивент-агнентствами? Кто кого находит? Я знаю, что вы много лет работаете с разными компаниями, одна из которых «DolЯ event company».
— Агентства и артисты ищут друг друга, а также это происходит случайно, как в моем случае. На одном мероприятии я познакомилась с руководителем агентства Андреем Доля, мы подружились, и он стал предлагать заказы. Так уже работаем много лет. Немаловажную роль сыграл человеческий фактор: Андрей очень порядочный и деликатный человек, с ним приятно сотрудничать. Если приглашает на мероприятие, я уверена, что все пройдет гладко. С другой стороны, не смотря на внешнюю деликатность, это очень жесткий организатор. Я видела, как он умеет разговаривать с артистами. Для него в приоритете качество концерта, и это правильно.

Думаю что для ивент-агентств аналогично важно, насколько надежные артисты с ними работают. Андрей знает, что если я согласилась на работу, то не подведу. Будет болеть голова или поменяются планы – выйду на сцену в любом случае. На этой обоюдной уверенности и строится сотрудничество артистов с агентствами.

— Даже финансовые вопросы вас не разделяют?
— Так устроен рынок развлечений: каждый занимается своим делом. Агентство находит заказчиков, артисты танцуют. Мы не заглядываем в смету друг друга. С каждым условия оговариваются индивидуально. Если человека устраивает – он работает. Поэтому в данной бизнес-цепочке все счастливы.
Доверие между нами очень высокое. Ведь агент является для артиста гарантом безопасности. Мы зачастую не заем, куда едем, что за заказчики будут ждать, насколько они вменяемы.

Была ситуация, когда я с коллективом танцовщиц выехала в одну страну. Мы отыграли концерт перед аппаратом правительства, но, когда начали покидать сцену, разгоряченные гости закрыли ворота. Их решительность была настолько велика, что мы испугались за свою жизнь. Только благодаря активности агента, который буквально отбил нас от 30 горячих мужчин, нам удалось постепенно отступить к автобусу и покинуть площадку.

— Подобные случаи с агрессивными заказчиками происходят часто?
— В основном все спокойно. Бывают случаи, когда воодушевленные танцем мужчины начинают дарить ключи от квартиры или машину. Но это всегда заканчивается тем, что гости просят ключи обратно. Девочки-танцовщицы к этому привыкли. Хотя одну неприятную закономерность для себя выявила. Спокойно и гладко все проходит, когда приглашают на выступление восточные народы. У них запрещен алкоголь. Остальные любители застолий с употреблением напитков, боле развязаны в общении. Могут выкрикнуть что-нибудь из зала или сказать неуместный комплимент. В целом же у нас вполне безопасная профессия, хотя со стороны может показаться, что исполнительницы танцев постоянно «ходят по острию ножа».

Я понимаю, откуда такие мысли у людей. У танцовщиц интересный статус в обществе: мы не стриптизерши (как думают некоторые неосведомленные люди), но получаем чаевые. При этом заработок сильно зависит от экономической ситуации в стране. В докризисный период, когда гуляли «шальные» деньги, можно было покупать на чаевые машины. Сейчас чаевых гораздо меньше, но они составляют большую часть заработка. Что касается развязного поведения артисток с заказчиками — в профессиональной сфере беллиданс таких не встречала. Зато предостаточно насмотрелась на поведение офисных сотрудниц, которые пускаются «во все тяжкие» на корпоративах, желая расслабиться после монотонной работы. А танцовщицам хватает мужского внимания, праздника, эмоций — на работе. Что касается мужчин, чересчур активные редко попадаются.

— Наверно, для таких гостей у вас припасен танец с саблей?
— Сабля – мой любимый аксессуар! Несмотря на свою опасность, танец с ней доставляет мне огромное удовольствие, а балансировка сабли на голове и других частях тела, не останавливая движений бедрами, всегда завораживает и удивляет зрителя. Существуют также специальные сценические сабли, но они, зачастую, из очень мягкого материала. Во время одного такого выступления мы «дрались» в танце, одна из сабель сломалась пополам. Пришлось ехать в автомастерскую и заказывать починку реквизита. Когда мы с девочками приехали во всем концертном обмундировании в автоцентр, нас и чаем напоили и саблю бесплатно отремонтировали.

Также мы танцуем с огнем на голове. Это требует огромной сноровки и опыта, но, существуют и свои секреты в строении реквизита, позволяющие делать это безопасно для самой артистки и окружающих.

— Анаис — это ваше концертное имя?
— Да, концертное. Я придумала его самостоятельно, еще в детстве. Мне показалось, оно больше подходит для исполнительницы восточного танца со славянской внешностью, чаще артистки берут восточные имена в качестве псевдонимов. Мое настоящее имя – Аня.

— Аня, о чем вы мечтаете?
— В танцах как и спорте, есть свои ограничения. Я вышла из подросткового возраста и основные мечты теперь о семье, детях и надежном мужчине. У меня много поклонников, но рядом я вижу только одного мужчину, который полностью возьмет заботу о семье. Это должен быть человек, который сделает мое увлечение танцами – просто личным хобби, а не работой.

.

.

Информационное агентство «Новости России»
Интервью провел: Вячеслав Иванов
Фото предоставлены: Nina Torshina (www.z-fotostudio.ru)
Москва, 2019

Комментарии закрыты.